Бизнес-новости

Воронежцы с ментальной инвалидностью и члены их семей отмечают отсутствие механизма реализации прав детей на образование

26.09.2011

В Воронеже подведены итоги опроса по вопросу реализации прав лиц с ментальной инвалидностью. В ходе мероприятия, которое проходило с 1 мая по 31 июля, были опрошены 156 человек с ментальной инвалидностью, членов их семей, опекунов.

Опрос проводился методом индивидуального интервью. Возрастная категория детей и молодежи - от 5 до 30 лет.

Как стало известно ИА «Воронеж-Медиа» из сообщения Общественного совета Воронежской области, опрос показал, что родители и их дети имеют общие представления о праве на получение образования, о возможности обучаться совместно с остальными детьми в общеобразовательных учреждениях.

К общим проблемам в сфере получения образования детей с ментальной инвалидностью опрашиваемые отнесли низкий уровень знаний, даваемых в коррекционных учреждениях, частую сменяемость преподавателей, неясность их требований. Респонденты не понимают, на что нацеливает образовательное учреждение их детей.

Практически все опрошенные родители отметили: несовершенство федерального и регионального законодательства об образовании, отсутствие механизма реализации прав детей на образование (100%); отсутствие поддержки со стороны государственных органов при решении вопросов оформления их детей в образовательные учреждения (95%). Отсутствие возможности для своих детей получить образование любого уровня в государственных образовательных учреждениях (100%); выбрать образовательное учреждение (100%); получать инклюзивное образование в государственных образовательных учреждениях, семейное образование (95%).

Относительно возможности получения общего образования любого уровня мнения респондентов разделились примерно поровну: прослеживается прямая зависимость между степенью заболевания ребёнка и мотивацией его родителей. Чем слабее выражено заболевание, тем более утвердительно отвечали родители на вопрос о получении любого вида образования и сильнее у них была выражена мотивация на дальнейшее обучение своего ребёнка. У тяжело болеющих детей родители не верят в возможность получения образования.

Родители знают о существовании детских садов, принимающих детей с ОВЗ и создании для них специальных условий (90%).

В 30% случаев детям с ОВЗ было отказано в приёме в государственное образовательное учреждение общего типа. В 100% случаях родители ничего не знают об инклюзивном образовании и об усилиях органов государственной власти в этом направлении по созданию необходимых условий. В 20% ничего не известно о получении семейного образования, в остальных 80%, по мнению респондентов, условий для предоставления такого образования в регионе нет. В 60% случаев родителям известны примеры, когда ребёнок с психическими отклонениями получал образование на дому.

Родители в целом удовлетворены качеством образования в дошкольных образовательных учреждениях компенсирующего и комбинированного вида, в специальных (коррекционных) школах и интернатах оценка родителей колеблется между «3» и «4».

Важным аспектом реализации права на образование являются рекомендации психолого-медико-педагогических комиссий, которые во многом благодаря низкой правовой грамотности родителей и самих работников комиссий нередко калечат психику ребёнка и не дают ему интегрироваться в общество. Это отразилось в ходе нашего опроса.

В 100% случаях респонденты не удовлетворены качеством работы ПМПК. Среди причин называется некомпетентность, отсутствие индивидуального подхода («отношение как к мебели»), низкое качество диагностики и формализм, длительность ожидания приёма. Между тем родители в 90% случаях не обращались с жалобами на действие (бездействие) органов образования. Обратившиеся не получили удовлетворения своих жалоб.

Говоря о возможностях получения профессионального образования, большинство родителей (75%) заявили, что сам ребёнок в силу своего развития не сможет получить профессиональное образование, возможен только уровень ПТУ. При этом у детей таких респондентов нет мотивации на дальнейшее получение образования.

Многие опрошенные родители отметили: отсутствие возможности получить доступ к информации о своих правах (85%); информации о программах, услугах, оказываемых лицам с психическими или интеллектуальными проблемами (90%);

Неудовлетворенность организацией информационно-просветительской работы в регионе с целью формирования у граждан позитивных представлений о лицах с ограниченными возможностями здоровья (95%); разглашением сведений, составляющих врачебную или другую служебную тайну (касающуюся их детей) лицами, которым они стали известны при исполнении служебных и иных обязанностей (40%).

Все респонденты отмечают низкий уровень информированности о своих правах и правах своих детей, отсутствии помощи госорганов в этой сфере. При этом потребность в получении такой информации имеется, но в какой форме она должна предоставляться - внятных ответов не получено.

В качестве положительного факта родители отмечают постепенное изменение отношения общества к проблемам детей с ОВЗ, однако многие отмечают, что это дань моде и не носит необратимого характера.

В одном случае было указано о факте разглашения врачебной тайны.

Как и у всех других граждан у людей с ментальной инвалидностью есть право на труд. Об этом осведомлены в общих чертах 95% участников опроса. В сфере трудоустройства большинство респондентов (95%) отметило отсутствие рабочих мест для лиц с психическими и интеллектуальными отклонениями. Многие из ответивших уже заявили, что их взрослые дети имеют группу инвалидности, при которой не нужно работать, или добиваются «нетрудоспособной» группы.

Ряду опрашиваемых известны случаи отказа от оформления инвалидности по психическому заболеванию ввиду боязни невозможности получения работы или боязни стигматизации как психически больного.

Те, кто хотел бы работать говорят о необходимости получения работы в упрощённых условиях, но заявляют об отсутствии специальных программ по трудоустройству таких граждан. Родители детей, мотивированных на работу, в 100% случаев указывают на желание детей работать в обычном коллективе, но с упрощёнными условиями труда.

Называются примеры трудоустройства таких граждан на работы дворником или поваром. Гражданам неизвестно, как оформлялись отношения с такими людьми. В качестве вероятного варианта называлось неофициальное оформление трудовых отношений.

Граждане не знают, каково отношение органов опеки и попечительства к возможности трудоустройства таких граждан.

Особое внимание при опросе было уделено праву на информацию о состоянии здоровья лиц с ОВЗ, получаемую в медицинских учреждениях и качество оказания услуг в стационарных и амбулаторных учреждениях.

Опрошенные единодушны в том, что пациенты не могут иметь доступ к медицинской документации, т.к., по мнению родителей, в этом нет необходимости. Между тем, 15% опрошенных хотели бы иметь такой доступ. Соответственно, у респондентов не было случаев отказа в получении информации о своём заболевании

Постановка на учёт в психоневрологический диспансер создаёт трудности в получении образования и трудоустройства (примерно по 40%). В ряде случаев (20%) людей просили представить справку об учёте в ПНД, мотивировав «так нужно» (15%) или по непонятным причинам (5%).

Пациенты и их близкие не удовлетворены качеством амбулаторной психиатрической помощи (100%). 90% опрошенных указали на невозможность выбора врача или учреждения, в котором может лечиться больной по причине одного ПНД в регионе. На возможность выбора врача указали 10% опрошенных. Потребность в таком выборе имеют 30 %, по столько же не имеют надобности или затруднились с ответом.

Все опрошенные отметили возможность получения психиатрической помощи в условиях дневного стационара, нареканий к её качеству нет.

Респондентам неизвестны случаи ограничения родительских прав людей с нарушениями психического здоровья.

В сфере социального обслуживания практически все опрошенные отметили отсутствие: информации о государственных социальных учреждениях и услугах, оказываемых в них (95%); возможности получить социальное обслуживание бесплатно со стороны государственных социальных служб (95%); информации о региональных программах помощи инвалидам и лицам с ограниченными возможностями (90%).

Из тех, кто столкнулся с вопросами социального обслуживания, отмечают неприспособленность данной системы к нуждам людей с проблемами психического здоровья. Как и нет специальных жилищных программ и случаев (судебных и внесудебных) при получении жилья данной категорией граждан.

Вопросы правового статуса лиц с ОВЗ в отношении установления или отмены дееспособности, работа органов опеки и попечительства интересуют большинство респондентов (60%).

По мнению родственников, причиной установления опеки может служить состояние здоровья больного (10%), утрата им жилья (83%), невозможность получения пенсии (65%).

100% опрошенных заявили, что сами инвалиды не понимают, что такое недееспособность. Мнение родственников на этот счёт разделилось: 15 % - считают это формальностью, 20% - ограничением в правах на всю жизнь, 25% - возможность получения пенсии без доверенности, 40% - возможность защиты жилищных прав опекаемого от неправомерных посягательств.

Было лишь сказано о единичном случае восстановления дееспособности по решению суда, о подобных усилиях органов опеки и попечительства граждане не слышали.

10% отметили, что органы опеки и попечительства при обращении в суд о лишении дееспособности руководствуются заключением врача-психиатра, 90% затруднились с ответом.

Основными проблемами, с которыми сталкиваются опрошенные опекуны, является обременительная отчётность, отсутствие финансирования и какой-либо поддержки со стороны органов опеки и попечительства.

Все опрошенные ничего не слышали о жалобах недееспособных на своих опекунов.

Итоги опроса показывают в целом удовлетворительное общее понимание опрошенными своих социально-экономических прав. Вместе с тем им недостаёт глубоких правовых знаний и они нуждаются в серьёзной правовой поддержке. Опрос показал низкую заинтересованность органов власти всех уровней, заинтересованных учреждений и организаций в информировании лиц с ментальными особенностями и членов их семей об их правовых возможностях в образовании, здравоохранении, трудоустройстве, социальном обслуживании. Неудовлетворённость респондентов решением их социальных проблем диктует необходимость разработки целевых программ по улучшению положения лиц с ОВЗ, по созданию условий для интеграции детей и подростков с ментальной инвалидностью в общество.

Источник: Информационное агентство "Воронеж-Медиа"